КОГДА НЕНАВИСТЬ ПОЛЕЗНА

Ханну Пёюхёнен, профессор богословия, который вместе с единомышленниками строит монастырь в городке Ламми в Южной Финляндии – самом густонаселенном регионе страны, размышляет над теми качествами, что необходимы людям, чтобы называться православными не номинально, а по праву. Такое право дает нам, убежден профессор, и… ненависть.

Нужен не пластик – хлеб

– Странно соединять два этих понятия – христианство и ненависть…

– Старец Софроний говорил, что никто не сможет быть настоящим примером христианской жизни, не сможет вести ко Христу другого, если он не возненавидит самого себя.

– Что это значит?

– По моему мнению, мы должны возненавидеть в себе всё то, что мешает Богу работать над исправлением нашего сердца. Именно – возненавидеть. От всего сердца. И тут получается очередной христианский парадокс: такая ненависть к себе оборачивается подлинной любовью к Богу и ближнему, которая и делает нас достойными человеческого звания. При выполнении такого условия возможно настоящее братолюбие: если человек видит, чувствует нашу честную заботу о нем, знает, что он нам небезразличен, понимает, что мы от сердца молимся о нем, тогда он ответит – обязательно ответит – такими же чувствами и действиями. Без заботы о ближнем, без готовности послужить ему мы сколько угодно можем называть себя православными, но это будет, я бы сказал, какое-то номинальное, официальное христианство, ничего общего с Христом не имеющее.

– Но любовь к ближнему подразумевает и тяжелый труд. Иногда и строгость.

– Совершенно верно. Понимаете, если мы угодничаем, «гладим по головке» человека, говоря, что в Церкви Христовой можно то-то и то-то, что «это нормально» (например, извращения, взятки, пьянство и т.п.), то человек, ищущий Христа всерьез, инстинктивно почувствует фальшь: разве апостол Павел, будучи в муках рождения, пока не отразится Христос в его духовных детях, лебезил перед их грехами? Разве он не требовал избавиться от них, чтобы быть похожими на настоящих христиан? То же и сейчас: Христос вчера и сегодня тот же. Совмещение евангельских заповедей со стремлением к «легкой жизни», с поблажкой, а то и с лицемерным оправданием грехов – это что-то вроде пластиковой упаковки. А пластиком сыт не будешь – нужен настоящий хлеб. И многие люди чувствуют это, ищут того самого хлеба насущного, а не пластмассы. «Если ваше христианство не более чем пластик, то я буду искать чего-то другого» – так человек оказывается в сектах, восточных, языческих культах с их гуру и т.п. Потом выясняется, что и там – бездна.

Очень малая закваска

– Мне кажется, что нам, православным, нужно сейчас просто быть православными, чтобы спасти людей из этой бездны.

– «Просто быть православными»? Что это значит?

– Хранить традиции. Я не имею в виду внешние – платочки, свечки и т.п., речь идет о хранении Предания, его сути.

– Но для его хранения необходимо знакомство с Преданием, с трудами святых отцов.

– Да, и мы работаем над этим: перевели сами уже несколько святоотеческих трудов, других книг, издаем и переводы, сделанные другими.

– С греческого, так?

– Да, преимущественно с греческого. Но есть и с русского – «Несвятые святые», например, и с румынского – о старце Клеопе (Илие), с английского – детская книжка о Православии. Вообще за 20 лет корпус православной литературы на финском языке увеличился в разы, чему мы не можем не радоваться. Есть и аскетическая литература, и письма святых отцов, и старцев совсем недавнего времени, и беллетристика. Таким образом, сейчас у любого финна есть возможность узнать самое главное о Православии, о нашем Предании на родном языке.

Прекрасно понимаю, что в России православной литературы, скажем осторожно, гораздо больше, чем в Финляндии, но тут нужно принять во внимание, насколько мала наша Церковь, что она не обладает такими возможностями, как в соседней стране. Православных верующих здесь, согласно статистике, меньше 60 тысяч.

Как это взять и перестать называть грех грехом?! Это очень страшно! Грех останется, но каяться в нем перестанем

Мы выпустили небольшую книгу об отношении Православной Церкви к гомосексуализму. Нашей задачей было показать, что это отношение никогда на протяжении веков не менялось: мы собрали цитаты из Ветхого и Нового Заветов, из трудов отцов Церкви, древних подвижников и старцев нашего времени и предложили читателям самим задуматься, всегда ли перемены в убеждениях несут в себе благо, или, отвергая в угоду существующей моде свои принципы, мы теряем таким образом самих себя. Поводом для создания этой книги послужила дискуссия в одном православном журнале, где священник, к нашему изумлению, не только оправдывал этот грех, но и предлагал изменить отношение Церкви к гомосексуализму, что само по себе уже страшно. Действительно, взять и перестать называть грех грехом! Так же мы можем перестать называть грехом воровство, пьянство, убийство… Грех останется, но каяться в нем перестанем. Такие явления очень тревожны.

Продаем и книгу одного врача-протестанта, где автор рассказывает о губительности абортов и задает вопрос, что же важнее: жизнь человека или пресловутая «самостоятельность». Кстати, очень популярная книга сейчас.

В чем счастье, брат?

Старец Эмилиан говорил: «По-настоящему счастливы те, кто борется со своими страстями, как бы трудно им ни было»

– Изучение и хранение святоотеческого Предания убеждает тебя в правоте еще одного парадокса: только борясь с мнимым, «пластиковым» счастьем, ты обретаешь счастье подлинное. Действительно, что может быть радостнее пусть тяжелой, но честной борьбы со своими грехами? Ведь в этой борьбе ты чувствуешь помощь Христа – значит, ты не один, ты с Богом. Я помню, как мы говорили с игуменом Эмилианом монастыря Симонопетра во время моего первого паломничества на Святую Гору. Он тогда сказал: «По-настоящему счастливы все те, кто борется со своими страстями, как бы трудно им ни было» – вот эти слова я запомнил на всю жизнь.

Мы настолько грешны, что перестали даже правильно понимать собственное счастье, мне кажется. Для кого-то счастье в миллионах евро, для кого-то – в килограммах черной икры за столом, для третьих – еще в чем-то. Но за всеми этими миллионами, центнерами, декалитрами нет вечности. Точнее, она есть, но уж очень печальная. А вот вкус доброй вечности ты приобретаешь, когда начинаешь бороться со своими страстями, когда расставляешь всё на свои места в своей духовной и материальной жизни.

– И вы с единомышленниками, с братией вот уже больше шести лет пытаетесь устроить здесь обитель. Уверен, что трудностей у вас предостаточно.

Мы видим, что люди хотят узнавать Православие опытно. Разве можно отказывать им в этом?

– Из истории Церкви мы прекрасно знаем, что никогда устроение монастыря или церкви не проходило гладко, без трудностей. Вы и представить себе не можете, сколько проблем на нас обрушилось за это время. Мы на собственном опыте, вживую убедились, что ненависть духа злобы – вполне реальная вещь. Не только материальные трудности – есть и подозрительность, и клевета, и оскорбления, и прочие прелести.

– Но вы держитесь.

– Но мы с помощью Божией держимся. Всё по старому правилу: «Делай, что должен, и будь что будет». Мы знаем, что трудимся для Бога и ближнего. Мы видим потребность у людей в таком месте, как наше: они хотят узнавать Православие опытно. Кто мы такие, чтобы отказывать им в этом?

Русский пекарь – финскому Пекке

– А кроме того, есть ведь не только трудности – есть и добрые примеры, благодаря которым ты понимаешь, что люди о Боге не забыли. Вот мы сейчас с вами хлеб едим, хороший, мягкий – знаете, откуда он? Из Хельсинки, 150 км отсюда! Там есть пекарня, которая ежедневно отдает часть своего хлеба на нужды Церкви. Один наш друг, грек, как-то разговорился с их русским пекарем, и они сказали: «Конечно, лучше мы будем отдавать хлеб нуждающимся, чем выкидывать его!» И он забирает эти мешки и развозит по храмам, по приютам, отдает бедным. Так что не все пропало – люди все-таки помнят Христа.

Вообще, знаете, к чудесам мы как-то привыкли. Это довольно просто, особенно когда знаешь, что ты не один, а с Богом. Кажется – всё, нет больше сил держаться, силы зла одолевают, помощи ждать неоткуда – но в самый тяжелый момент она приходит. Это и дает силы продолжать трудиться. А если отчаиваться, то уйти отсюда нам надо было еще вначале. Ничего – держимся. Бог не дает испытаний выше твоих сил. Заодно мы получаем прекрасную возможность убедиться в собственной слабости. Гордиться нам в общем-то нечем, если честно.

Это духовный закон: Если ты приступаешь служить Господу Богу, уготовь душу твою к искушению (Сир. 2: 1). Но нас очень ободряет продолжение: Управь сердце твое и будь тверд, и не смущайся во время посещения; прилепись к Нему и не отступай, дабы возвеличиться тебе напоследок – вот этой надеждой и живем. Под величием, надеюсь, вы понимаете, я имею в виду не мирское, а духовное. Мы много об этом говорили с дорогим отцом Паисием, он сейчас прославлен в лике преподобных.

– Вы встречались с Паисием Святогорцем?

– Да, несколько раз. Но об этом позже.


С Ханну Пёюхёнен
беседовал Степан Игнашев

    ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Mail.Ru