О «ЗАКЛЮЧЕНИИ СПЕЦИАЛИСТОВ» (Э.Г. АГАДЖАНЯНА, Л.Е. БОЛОТИНА И А.А. ОБОЛЕНСКОГО)

28 ноября 2017 года в адрес редакции портала Православие.Ru поступило письмо Алексея Кожевникова, координатора Русского культурно-просветительного фонда им. св. Василия Великого, который предложил опубликовать на наших страницах «материалы экспертизы по “екатеринбургским останкам”, проведенной по заказу» данного Фонда, возглавляемого Василием Бойко-Великим. 29 ноября текст «Заключения специалистов» был опубликован, а сегодня два профессора-эксперта – Вячеслав Леонидович Попов и Владимир Николаевич Трезубов – прислали свою оценку данного «Заключения».

ОБЩЕЕ ЗАКЛЮЧЕНИЕ

1. Принципиальная ошибка медицинского «эксперта» заключается в том, что все свои «рассуждения» он базирует на сведениях из интервью, а не на опубликованных в доступной печати масштабных фотоснимках исследованных объектов, их рентгеновских изображениях и подробном стоматологическом описании зубов и челюстей Екатеринбургских останков.

Профессиональный уровень медицинских оценок в «Заключении» не выходит за пределы знаний студентов стоматологических факультетов.

Медицинский фрагмент «Заключения» не содержит ничего ранее неизвестного.

В связи с изложенным медицинская часть «Заключения» не может быть предметом обсуждения.

2. Историческая часть «Заключения» по медицинским вопросам также лишена каких-то ранее неизвестных фактов и источников. Обращают на себя внимание многостраничные цитирования, не имеющие отношения к обсуждаемой теме.

3. Обращение В. Бойко-Великого и др. к Святейшему Патриарху представляется бесспорно преждевременным и игнорирует очевидную открытость процесса экспертных исследований и предварительных экспертных выводов.

Проф. В.Л. Попов, проф. В.Н. Трезубов
30.11.2017

ПОДРОБНЫЙ ОТВЕТ
на «Заключение специалистов» Леонида Болотина, Эмиля Агаджаняна, Алексея Оболенского

Профессор Владимир Николаевич Трезубов


Профессор Владимир Николаевич Трезубов:

– Женщины, которым принадлежат останки № 3, 5, 6, 7, объединены кровным родством, имели высокий социальный статус, пользовались постоянной патронажной высококвалифицированной стоматологической помощью. Об этом свидетельствуют множественные мелкие пломбы (диаметром 1–1,5 мм), использованные при начинающемся кариесе. Это является аргументом в пользу диспансерного наблюдения за зубами останков № 3, 5, 6, 7. Примечательно также пломбирование кариозных полостей, переходящих на дистальные (задние) поверхности корней нижних моляров, что обычно решается удалением зубов.

Протезирование корней зубов металлокерамическими коронками Ричмонда и Девиса на основе платиновых каркасов с платиновыми штифтами, а также платиновыми штифтовыми коронками было для конца XIX – начала XX столетия наилучшими по качеству и наиболее дорогими видами оказания специализированной помощи. Они были доступны лишь очень состоятельным людям. К этому следует добавить хорошее качество эстетики и моделирования правильной анатомической формы жевательных бугорков искусственных коронок.

Парадоксальным является наличие несанированной полости рта у останков № 4, предположительно принадлежащих Императору Николаю II. Это не укладывается в представление обывателей, не являющихся врачами-стоматологами. Однако профессионалы знают, что существует представительная группа людей с непреодолимым страхом (фобией) перед зубоврачебными манипуляциями, связанными с препарированием зубов борами, другими режущими инструментами, а также инъекциями в слизистую оболочку полости рта. Безотносительно их личного мужества в любых других обстоятельствах, а также их социального положения и степени доступности квалифицированной стоматологической помощи.

Некоторые из этих людей обращаются к стоматологу лишь при возникновении абсцессов в области разрушенных зубов, сопровождающихся интенсивной, рвущей, «стреляющей» болью и выраженной лихорадкой. По этому поводу уместно сделать ссылки на литературу, посвященную изучению людей, панически боящихся всего, что связано с лечением зубов.

От 5% до 14% населения ряда стран (Швеция, США) совсем не обращаются к врачу из-за фобии перед стоматологическими манипуляциями

По различным сведениям (Berggren U., Meynert G.,1984; Gatchel R., 1980; Melamed B. e.a., 1983; Regeless S., 1977) от 5% до 14% населения ряда стран (Швеция, США) совсем не обращаются к стоматологу из-за страха. Из тех же, кто прибегает к стоматологической помощи, от 30% до 50% составляют лица, испытывающие непреодолимый страх перед врачебным вмешательством (Бажанов Н.Н., Ганина С.С., 1979; Вельвовский И.З. с соавт., 1984; Gatchel R. e.a., 1983; Scott D. e.a., 1984). В обзоре (Scott D. e.a., 1984) отмечено, что чрезвычайная тревожность характерна для 8–15% стоматологических больных, еще у 58% пациентов определялся сильный и средний уровень тревожности. Результатами телефонных интервью явились следующие данные: высокий страх перед посещением стоматолога испытывали 11,7% опрошенных, умеренный – 17,5% и низкий – 70,8% человек (Gatchel R. e.a., 1983).

Приводились и другие показатели распространенности страха ввиду возможной болезненности предстоящего лечения (от 61 до 100%), возникающего задолго до обращения к стоматологу (Бизяев А.Ф. с соавт., 1983; Дубовая А.И., Колинько В.В., 1987; Некрасов В.П. с соавт., 1985; Райнов Н.А., 1986; Guember R., 1977; Scott D. e.a., 1984).

Интересно также отметить, что описываются пациенты (Morse R., Furst M., 1978; 1984; Sharma P., Sharma A., 1976), которые относились к инъекциям и хирургическим вмешательствам на любой части тела с умеренной тревогой, а во рту – с паническим страхом.

В наибольшей степени страх вызывается такими стимулами, как наблюдение инъекционной иглы, бора, шприца, звук бормашины, ощущение бора, зондирование кариозной полости, удаление, препарирование зуба, заключение стоматологов о плохих зубах, подготовка к манипуляциям (Konećhy R., Bouhal M., 1983; Bernstein D. e.a., 1979; Borshukewitz R., 1983; Scott D., 1984), инъекция лекарственных веществ в слизистую оболочку полости рта. Причем наблюдение и звук бора более значимы, чем его ощущения. Примеры можно продолжить. (Библиографические данные литературных источников имеются.)

Об авторах

Профессор Вячеслав Леонидович Попов – российский криминалист и судебный медик, заслуженный деятель науки Российской Федерации, заслуженный врач Российской Федерации, доктор медицинских наук, профессор, заведующий кафедрой уголовного права юридического факультета Санкт-Петербургского университета морского и речного флота. В настоящее время работает в Бюро судебно-медицинской экспертизы Ленинградской области. Председатель Судебно-медицинской ассоциации Северо-Запада России, президент Международного конгресса судебных медиков, сопредседатель Санкт-Петербургского фонда ревнителей памяти Государя Императора Николая II.

Профессор Владимир Николаевич Трезубов – российский стоматолог, с 1989 года и по настоящее время заведует кафедрой ортопедической стоматологии и материаловедения с курсом ортодонтии Первого Ленинградского (ныне Санкт-Петербургского) медицинского института (ныне университета) им. академика И.П. Павлова. С 1991 года профессор, с 2004 года академик РАЕН. В 2010–2015 годах по совместительству заведовал кафедрой стоматологии СПбГУ. Врач высшей категории. Удостоен девяти дипломов за научные открытия, имеет более 35 авторских свидетельств и патентов. Эксперт Санкт-Петербургского городского и Ленинградского областного бюро судебно-медицинской экспертизы. Заслуженный деятель науки Российской Федерации, лауреат премии Правительства России в области образования за 2016 год, награжден медалью ордена «За заслуги перед Отечеством».


Вячеслав ПоповВладимир Трезубов

    ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Mail.Ru