ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ГИБЕЛИ ЦАРСКОЙ СЕМЬИ НАДО ИЗУЧАТЬ ПО ЗАКОНАМ ИСТОРИЧЕСКОЙ НАУКИ Заметки по поводу сути вопросов П.В. Мультатули

Я стараюсь обычно избегать пустопорожней общественной полемики, особенно в интернете, даже по актуальным и близким для меня темам, когда вроде бы говорится о многом, а в итоге ни о чем. Никому от подобной полемики: «все в одну кучу» или «огульное вычленение» отдельного непроверенного эпизода из контекста исторических событий – прока нет, кроме внесения дополнительной смуты в умы простых граждан, когда зерна правды забиваются шлаком. Наша общая задача профессиональных историков – искать золотые крупицы истины, которые необходимо подвергать анализу и сопоставлять с другими установленными фактами, что в итоге позволит объективно решить стоящую проблему. Воистину, любое правое и святое дело можно заболтать до абсурда. Если ученым выдвигается аргумент или контраргумент, то он должен быть обоснован и проанализирован, с указанием ссылок на источники, приведением конкретных исторических фактов или проверенных версий. Это большой труд.

Часто выступающие в печати и в интернете, на многочисленных ток-шоу и тому подобных мероприятиях напоминают глухарей на току, которые слышат только себя или только то, что созвучно их субъективному мнению из узкого круга приближенных («свои» или «чужие») без учета реалий действительности. Похоже, задача их – не выяснить истину, а соблюсти рамки жанра и поднять в глазах общества только свой «рейтинг». Это весьма сомнительная слава, которая неуместна в данном конкретном вопросе по выяснению судеб и места последнего земного пристанища августейших страстотерпцев. Эта проблема должна решаться комплексно, в контексте исторических событий той эпохи и во взаимосвязи выяснения причин и конкретных тайных сил по проведению зловещего единого сценария большевиков по уничтожению не только Царской Семьи, но и представителей династии Романовых в 1918–1919 годах.

История – это наука со своими законами и правилами, а с ними надо считаться. Если науке не мешают, то она стремится приблизиться к объективной истине. Эта истина проявится раньше, если профессиональные историки всерьез займутся совместной разработкой актуальных проблем и отделят «зерна от плевел». Особенно это важно при разработке тем, связанных с гибелью Царской Семьи и Великих князей «в окаянные годы» безбожной власти, чьи августейшие имена порочили при их жизни и пытаются под любым предлогом «бросить камень» в их многие до сих пор часто неизвестные могилы «красного террора». Я думаю, что их палачи (большевики и эсеры, вожди «мировой революции») могли бы этому только зло радостно и дружно похлопать всем нам в ладоши. Не стоит подтверждать лишний раз слова палача П.Л. Войкова (1888–1927), что мир никогда не узнает, что «мы с ними сделали».

Историческая наука – это не поле деятельности для авантюристов и охотников за сенсациями, выхватыванием отдельных эпизодов из контекста событий без должного источниковедческого анализа их. Комплекс доступных для историков печатных и архивных источников «по Царскому делу и убийству Великих князей» год от года становится все больше – о чем известный многим из нас белогвардейский следователь Н.А. Соколов (1882–1924) мог только мечтать – для того, чтобы выяснить истину и не бороться с политическими влияниями различных лагерей расколотой гражданской войной многострадальной России и русской эмиграции. Однако до сих пор историческую науку пытаются использовать как бесплатное и беспринципное приложение к политическим или другим корыстным потребам сегодняшнего дня «чистого чистогана» и «золотого тельца». Любой заштатный журналист или просто любитель сенсаций, написав одну-две заметки, почему-то уже считает себя историком и специалистом, зачастую не гнушаясь откровенным подлогом, чтобы привлечь к себе внимание, игнорируя исторические документы, опуская сноски, пускаясь на шантаж и клевету, таким образом, ратуя за хаос, когда легче вбросить дезинформацию. Как, например, известный вроде бы историк наших дней В.А. Винер с объявленными им мифическими дневниками и записками матроса-чекиста Степана Ваганова о так называемых двойниках Царской Семьи, наделавший в свое время много шума, однако вынужденный в итоге признать свой блеф, правда, только под угрозой уголовной ответственности за распространение заведомо ложных сведений и под подписку следователя-криминалиста.

Владимир Хрусталев
Владимир Хрусталев

Пока в этом деле не будет хотя бы элементарного порядка, трудно рассчитывать на конструктивную и плодотворную работу, которая позволит решить еще одну тайну века и искупить общую вину народа России и всех нас пред страстотерпцами, принести наше всеобщее покаяние. Особенно этот хаос заметен в памятные «круглые даты», как в этом 2017 году 100-летия военно-политического переворота февраля-марта 1917 года, получившего в советские времена наименование Февральская революция. Чем дальше, тем больше, даже в наше «демократическое время», то есть время относительно открытых бывших «спецхранов» библиотек и архивов. Договорились до того, что этот «переворот» пытаются приравнять к событиям Великой Французской революции и оправдать очередной «октябрьский переворот» большевиков и гражданскую войну в России, объявив их единым закономерным историческим циклом, которые раскололи нашу страну на «красных» и «белых», что реально сказывается до сих пор и ведет не к общему примирению, а разжиганию нового большого пожара. С каким ожесточением ведется полемика многими с экранов TV: подается с оголтелым искажением исторических фактов, а главное – с возведением новых ложных обвинений на Императора Николая II. Не стоит «лить воду» на подобную мельницу, в чем и так преуспели без нас многие радетели за «правду и справедливость», но каждый за свою правду «Иванов, не помнящих родства».

Необходимо изучить всю совокупность источников, в том числе обнаруженных в архивах в последние годы

Я давно знаю П.В. Мультатули как серьезного исследователя и историка, посвятившего много трудов последнему Самодержцу Российской империи. Он не только историк, но и бывший профессиональный следователь. Это должно бы ему только способствовать в постижении сути. Тем более удивляет порой его позиция относительного отметания исторических фактов (в связи с гибелью и тайным захоронением узников «Ипатьевского дома»), вместо того чтобы изучить всю совокупность источников, в том числе обнаруженных в архивах в последние годы. Правда, на это требуется время, столь дефицитное в современном образе жизни многих. Сейчас всем нам стоит выяснить то, в чем нет сомнений, и объявить, какие вопросы данной проблемы решены. Но в методах достижения цели необходимо идти законами исторической науки, а не дискуссионной риторики, будоража общественное мнение. Нужно помнить, что теперь этот вопрос из разряда исторических стал в силу разных причин вопросом политическим. В данный момент есть у всех нас новая уникальная возможность, чего добивались ученые, в конце концов прийти к общему объективному и взвешенному решению. Если мы не сделаем этого, то на всех нас ляжет новый большой грех пред светлой памятью Царской Семьи и всех страстотерпцев.

Почему я говорю в таком тоне? Извиняюсь, никого не хочу обидеть, но тому есть причины. Приведу несколько примеров из выступления П.В. Мультатули.

Я смею думать, что большинство из историков признают авторитет и труды белогвардейского следователя Н.А. Соколова. Однако почему-то некоторые забывают, что он стал заниматься этим сложным делом только в начале 1919 года, а наступление «красных» вынудило его покинуть Екатеринбург уже в июле. Каждому из нас видно, что реально в его распоряжении было очень мало времени. В России имеется большой комплекс документов белогвардейского следствия, и не только в виде протоколов допросов и свидетельских показаний, собранных следователями А.П. Наметкиным, И.А. Сергеевым, Н.А. Соколовым и их помощниками, но и материалы делопроизводства ведения следствия, прокурорского и судебного надзора за ним. Документы показывают непосредственное участие в этом деле: адмирала А.В. Колчака (1874–1920), генерала М.К. Дитерихса (1874–1937), ряда белогвардейских правительств, белочехов, союзников по Антанте и даже Германии. Всё далеко неоднозначно в этом большом комплексе документальных источников, как нам пытаются представить. Не стоит идти только от частично опубликованных материалов. Этот комплекс источников показывает, почему Н.А. Соколов продолжал поиск царских останков до последней возможности и почему он протестовал против появления в печати материалов следствия до его завершения, а тем более был против обнародования однозначных, но еще не доказанных выводов.

П.В. Мультатули
П.В. Мультатули

Если бы историк и следователь П.В. Мультатули изучил или хотя бы достаточно полно ознакомился с этими реликвиями, то в его словах не звучали бы риторические вопросы:

«Почему, видя очевидные противоречия между показаниями подозреваемых и обвиняемых, П. Медведева, А. Якимова, Ф. Проскурякова, ни один из следователей не провел между ними очных ставок? А ведь это важнейшее следственное действие, позволяющее устранить противоречия и выяснить их причину».

С одной стороны, П.В. Мультатули однозначно утверждает, ссылаясь на Дитерихса и Соколова, что всех узников «Ипатьевского дома» полностью сожгли (их было вместе с Царской Семьей 11 человек), и тут же, противореча себе, каламбурит:

«Белым следствием вывод о способах сожжения тел Царской Семьи и ее приближенных был определен весьма условно, так как следствие не обладало точными свидетельскими показаниями на этот счет. Исходя из этого, оппоненты определяют способ сожжения в самом примитивном виде: положили тела на сырую землю и подожгли спичкой. При этом за основания берутся всевозможные “записки” Юровского, Медведева (Кудрина), Родзинского, Кабанова и прочих. Вообще вся доказательная часть следственной группы Соловьева базировалась не на основании выводов правосудия, а на крайне сомнительных с точки зрения исторической достоверности воспоминаниях и рассказах самих преступников».

Господин исследователь (историк и профессиональный следователь в одном лице), зачем же все смешивать в одну кучу? Н.А. Соколов не был так уверен, как вы излагаете. Он продолжал искать останки и стремился захватить палачей, чтобы прояснить истину. Среди останков должны были быть кости 11 разных по возрасту и даже по национальности людей. Всех дотла без остатка уничтожить было нельзя, и едва ли было столько же отрубленных голов, зубы которых не горят. Где ваш опыт следователя, если не говорить об историке? Почти 100 лет спустя выпал уникальный шанс в этом деле, в конце концов, вместе с независимым расследованием, с помощью РПЦ и РПЦЗ, во всем этом разобраться. В какой связи вами упоминается в данный момент криминалист-следователь В.Н. Соловьев? Он, по большому счету, только следователь, а не профессиональный историк, хотя положил на это дело несколько лет жизни. В современном мире трудно найти безгрешных людей. Сейчас имеется еще один шанс установить истину. Не надо одной рукой делать благое дело, а другой все разрушать под надуманными предлогами. Давайте идти от установленных фактов и реальных событий. Давайте попытаемся найти отсутствующие звенья в общем созидании, а не разрушении. Неужели царственные страстотерпцы не заслужили доброй памяти своих потомков и последнего земного пристанища, а обречены на бесконечное глумление над ними их врагов и – невольно – их почитателей?!

Другой ключевой вопрос – о злосчастной записке Юровского-Покровского. Много вокруг этого документа кипит страстей, «поломано копий». Вероятно, было бы проще собрать весь материал в одно досье и наконец разобраться с этим делом до конца. Здесь тоже далеко не все однозначно. Нужно не только задавать вопросы, но и отвечать по всем правилам исторической науки. Не стоит скатываться к той ситуации, когда, как гласит грубоватая своей истиной народная поговорка, «один дурак может задать больше вопросов, чем 100 умников сумеют на них ответить».

Мультатули упоминает:

«Покойный доктор исторических наук Ю.А. Буранов утверждал, что был знаком с “Запиской Юровского” еще с середины 1980-х годов, но уже тогда был уверен в ее фальшивости».

Я хочу возразить этому голословному утверждению, так как мы вместе с Юрием Алексеевичем много лет плодотворно сотрудничали и знали мнение друг друга по многим историческим проблемам. Не стоит мнение этого ученого передергивать.

В работах Ю.А. Буранова о подлоге записки Юровского нет и речи, а говорится только о частичном искажении событий

Во-первых, до середины 1990-х годов в наших работах о подлоге записки Юровского нет и речи, а говорится только о частичном искажении событий. Историки знают, что тенденциозностью грешат многие исторические источники, но на то и учат студентов на истфаках вузов, как отличить правду от вымысла.

Во-вторых, в полемике последних лет проф. Ю.А. Буранов порой допускал более резкие слова в оценке «записки Юровского», но чаще это было привнесено журналистами, которым хотелось сенсаций или скандала. Это его возмущало, и он все реже давал интервью. Иногда он отвечал той же «монетой» своим оппонентам, которые в полемике допускали недозволенные методы и фальсификацию.

Отмечу, что П.В. Мультатули имеет большой опыт работы с архивными материалами, в том числе должен иметь представление о рукописном наследии чекиста Я.М. Юровского. Это значит, что есть база для профессионального историка провести источниковедческий анализ этого комплекса документов; к тому же есть описание одних и тех же событий его соратниками-чекистами.

Достаточно взять старые архивные описи документов фонда Президиума ВЦИК, чтобы убедиться, когда впервые появилось так называемое «Наблюдательное дело ВЦИК за Романовыми» (куратором был Я.М. Свердлов), в котором и находилась «записка Юровского» (ЦГАОР СССР, ныне ГА РФ). Это сразу поможет снять многие вопросы. Позднее оно (в нарушение правил архивного дела о неделимости фондов) было перемещено в личный фонд Императора Николая II, частично расшито и в виде ряда отдельных документов влито в опись № 2. Прежде чем о чем-то однозначно утверждать, необходимо знать документы, а не пересказывать искаженные сведения из газетных публикаций последних лет, которые иногда относятся к разряду, как любил повторять Ю.А. Буранов, «одна баба на базаре сказала». Не надо придумывать по современному детективному жанру хитроумных сплетений для советских времен, особенно периода всесилия Сталина, когда коммунистический строй был в расцвете тоталитарного режима и ему не нужно было перед кем-либо оправдываться: все несогласные вскоре оказывались на кладбище или в ГУЛАГе.

Я не хочу касаться всех пунктов, высказанных Мультатули, хотя есть с чем поспорить, что возразить или с чем-то согласиться. Это надо делать обстоятельно, со ссылками на документы и факты, по определенной программе и конкретному разбору проблемы в кругу знающих тему экспертов, с фиксацией положительных результатов или обозначения спорных мест, которые должны быть совместными усилиями все-таки решены. Возможно, следует наметить поиск прямых и подлинных документов, существование которых мы можем предполагать, которые необходимы для окончательного решения проблемы, но которые пока не выявлены. Возможно, отдельные наиболее спорные вопросы должны аргументированно освещаться в интернете. Кроме того, по моему глубокому убеждению, давно назрело и необходимо точно определить, кто несет главную ответственность за расстрел Царской Семьи и Великих князей. Мы знаем рядовых исполнителей, но главные преступники в этом деле остаются до сих пор в тени. Пора всех персонально назвать по именам и показать их подлинный образ. Не стоит нам забывать известный афоризм, что «история строго наказывает нерадивых учеников».


Владимир Хрусталев
кандидат исторических наук, историк-архивист,
сотрудник Государственного архива РФ (ГА РФ)


    ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Mail.Ru