ЕПИСКОП МАНХЭТТЕНСКИЙ НИКОЛАЙ: «БОГ ПОМОГ НАМ РАСПРОСТРАНИТЬ ПРАВОСЛАВНУЮ ВЕРУ ПО ВСЕМУ МИРУ»

Русская Православная Церковь Заграницей (РПЦЗ) в нынешнем году отмечает 100-летний юбилей. Свой путь она начала вместе с последними кораблями, которые отчалили от берегов Крыма, увозя на борту Белую Россию, а вместе с нею – и Курскую Коренную икону Божией Матери, ставшую теперь Путеводительницей Русского Зарубежья.

Из-за пандемии все торжества пришлось отложить. Однако они не отменены, а только перенесены, – возможно, на следующий год. О том, как Церковь собирается отмечать свой вековой юбилей, как русским людям удалось сохранить свою веру в течение столь длительного времени, и когда Курская икона снова приедет в Россию, рассказал епископ Манхэттенский Николай (Ольховский).

Юбилейные торжества перенесли на следующий год

Епископ Манхэттенский Николай (Ольховский)

Епископ Манхэттенский Николай (Ольховский)

– Владыка, в нынешнем году Русская Зарубежная Церковь отмечает вековой юбилей, но все торжества пришлось отменить из-за коронавируса. Удастся ли все-таки отметить столь знаменательную дату?

– Мы собирались провести множество замечательных богослужений и мероприятий в Германии, США и других странах, но пандемия заставила изменить планы. Однако мы приняли эти условия и решили перенести торжества на следующий год.

Бог даст, нам удастся отпраздновать 100-летие первого Всезарубежного собора, который прошел в 1921 году в югославском городе Сремски Карловцы, и таким образом отметить сразу две важных даты в жизни Церкви. Пока у нас нет конкретных дат, но, возможно, мы рассмотрим их на заседании Синода в декабре. Бог даст, будут богослужения весной после Пасхи или летом, может быть, состоится собор епископов. Кроме того, нам бы хотелось посетить те места в Сербии, где 100 лет назад русская эмиграция получила приют, храмы и монастыри, ставшие колыбелью нашей Зарубежной Церкви.

Однако начать торжества мы бы хотели уже 10 декабря нынешнего года, когда будет отмечаться 725 лет со дня прославления нашей Одигитрии – Курской Коренной иконы Божией Матери. В этот день мы отслужим торжественную литургию в нашем Синодальном Знаменском соборе в Нью-Йорке, отметив таким образом его престольный праздник.

Молим Бога, чтобы Курская икона снова приехала в Россию

– В нынешнем году Курская икона впервые за много лет не смогла посетить Россию. Многие верующие ждут ее, специально приезжают в другие города, чтобы поклониться ей. Когда у них вновь появится такая возможность?

– В этом году из-за пандемии и связанных с нею ограничений икона почти не покидала Нью-Йорк и прилегающие к нему штаты, лишь изредка мы выезжали в некоторые приходы неподалеку, но поехать в Россию или в другие страны было невозможно. Мы молим Бога, чтобы Он помог нам продолжить замечательную традицию посещения Курска и, возможно, других городов России. Вероятнее всего, рассмотрим этот вопрос на заседании Синода в декабре.

Курская икона и копия Монреальской Иверской иконы Божией Матери в соборе святого Иоанна Предтечи в Вашингтоне

Курская икона и копия Монреальской Иверской иконы Божией Матери в соборе святого Иоанна Предтечи в Вашингтоне

– Во время пандемии вы и другие священники посещали с Курской иконой не только храмы, но и больницы, частные дома, даже проводили воздушный крестный ход над Нью-Йорком. Случались ли в это время какие-то откровения, чудеса – явные или неявные?

– Многие получали утешение. И я чувствую, что в городе становится немного спокойнее. Думаю, Покров Божией Матери имеет здесь особое значение. Конечно, все знают, что мы молимся за всех людей в Америке и в мире, совершаем молебны и акафисты, и народ Божий понимает это, чувствует и за это благодарит.

Нам удалось сохранить веру

– На ваш взгляд, в чем главный итог, которого РПЦЗ удалось добиться за 100 лет?

– Милостью Божией, нам удалось не только сохранить православную веру, но и, как мне кажется, распространить ее по всему миру, утвердить Православие в Европе, США, Южной Америке, Австралии, Канаде. Это просто чудо Божие, что русские люди заграницей не только сберегли свою веру, культуру, язык и традиции, но еще и сумели просветить другие народы. Мы видим, как и сейчас наша православная вера утверждается и продолжает жить, и с Божией помощью будет здесь уже всегда.


– Трудно было этого добиваться?

– Я думаю, что трудности были. Создавать новые общины и приходы, собирать людей всегда непросто. Но, опять же, всё, что кажется невозможным человеку, возможно Богу. Господь так благословлял наших предков не падать духом, укрепляться в вере и созидать, продолжать вести церковную жизнь.

Родители помогали добрым словом и молитвой

– В сытой Америке, наверное, трудно проявлять героизм. Сталкивались ли вы с людьми, которые проявляли героизм для того, чтобы сохранить свои корни и веру здесь?

– Прежде всего, я вспоминаю своих родителей, дедушку и бабушку и, конечно, наших церковных наставников, которых мне посчастливилось знать, – митрополита Лавра, нашего нынешнего Первоиерарха митрополита Илариона, протоиерея Бориса Киценко, архимандрита Киприана (Пыжова), братию Свято-Троицкого монастыря в Джорданвилле. Все эти люди своим примером, собственной жизнью сохраняли и передавали нам православную веру, красоту богослужения и ценности нашей русской истории и культуры.

Джорданвилль

Джорданвилль

– Как семья передавала вам эти ценности? И легко ли их было передавать маленькому Коле Ольховскому?

– Что-то из этого я запомнил – значит, как-то передавали: своим добрым словом, молитвой, спокойствием, своими рассказами. Даже сам факт того, что они были рядом с нами, детьми, уже многое значил. Чувствовать семейную ласку, вместе молиться дома, читать Священное Писание – кажется просто, но это дало нам очень важный фундамент для дальнейшей жизни.

– В одном из интервью вы признались, что вас в детстве расстраивало, что приходилось держать пост тогда, когда все вокруг уже праздновали Рождество Христово. Чему вас это научило?

– Конечно, были детские переживания, но я научился больше любить свою веру, больше понимать и ценить то, что у нас есть, а именно православную, то есть, правильную веру.

– А были ли у вас в жизни моменты, из-за которых вы могли бы отойти от Церкви и своих корней?

– Искушения бывают всегда. Но, с Божией помощью, я остался при Церкви, потому что меня окружали добрые церковные люди. Да я и сам никуда не уходил, всегда хотел быть при Церкви, любил и люблю ее. Все очень просто: Церковь – это моя жизнь.

У нас прекрасные священники, которые стараются быть примером для паствы

– Чем, на ваш взгляд, русское Православие в рассеянии отличается от русского Православия в России? Мне кажется, что верующие в России не очень четко понимают, насколько важна роль Церкви для тех, кто по тем или иным причинам оказался за рубежом. Здесь приход – это больше, чем приход, это не просто служба. Здесь вокруг него крутится вся культурная и национальная жизнь.

– Прежде всего, я бы обратил внимание на то, что у нас много общего: те же традиции, те же молитвы, те же богослужения, слава Богу.

Синодальный Знаменский собор

Синодальный Знаменский собор

Но конечно, в Америке у Русской Церкви есть особая миссия: не только сохранить русский язык и культуру, но и дать возможность американцам прикоснуться к святости нашей веры. Например, у нас в Синоде в Нью-Йорке ведется очень активная приходская жизнь на двух языках. По воскресеньям ранняя литургия служится по-английски. Там есть своя община, приходят американцы, которые приняли Православие, смешанные семьи, где муж или жена православные, и они помогают своим супругам, чтобы им было понятнее. Поздняя служба проводится уже на церковнославянском языке. После богослужений мы всегда устраиваем либо трапезу, либо хотя бы чаепитие, чтобы народ Божий мог продолжить молитвенное общение. Это очень важно, ведь каждый приход представляет собой церковную семью, где почти все друг друга знают и общаются и вне храма. Я бы сказал, что это тоже особая черта нашей Церкви заграницей.

– Есть и еще одна черта: Церковь у нас маленькая, семейная, и потому священники и даже иерархи зачастую более доступны, чем в России. Здесь действительно все друг друга знают. Насколько для вас как для архиерея важно это общение с обычными приходскими батюшками и прихожанами? Что вы черпаете из этих встреч?

– Конечно, это очень важное общение. Мы не только молимся вместе, но и обсуждаем вопросы церковной жизни вместе со священниками. С паствой мне важно общаться, чтобы понимать, как люди живут, что переживают, что им, может быть, непонятно. В этом общении я и сам получаю определенное утешение. Это полезно для того, чтобы понять, как людям проповедовать слово Божие и объяснять все важные элементы церковной жизни, чтобы они не потерялись на этой земле. Но в то же время я бы заметил, что и в России есть прекрасные архиереи, которые стараются, несмотря на всю свою загруженность, быть среди народа.

Посещая приходы своей Восточно-Американской епархии, я понял, что наше духовенство очень хорошо трудится. У нас прекрасные священники, которые стараются быть примером для своей паствы. При этом важно знать, что здесь приходы, как правило, небогатые, и потому многим священникам приходится работать на гражданской работе, чтобы прокормить семью. Конечно, это неправильно, но такова реальность. Они совмещают церковную и гражданскую службу и к тому же являются примерными пастырями. Я радуюсь, что у нас есть такие батюшки.

Престольный праздник Знаменского Синодального собора Нью-Йорка. 2019 г.

Престольный праздник Знаменского Синодального собора Нью-Йорка. 2019 г.

Мне часто доводится посещать и прихожан с Курской иконой – то приезжать к кому-то домой, то в больницу, то просто так люди приглашают на именины или на какой-то семейный праздник. Это помогает прочувствовать, насколько верующими людьми являются наши прихожане, как они всеми силами стараются помочь нашим храмам. В них я вижу смирение, любовь к Богу и Церкви, и меня это очень радует.

– В силу объективных причин Русская Церковь в США становится все менее русской и все более американской. Одни ходят на славянские литургии, другие – на англоязычные, и получается, что зачастую в храмах под одной крышей существуют две общины. Представляет ли это проблему, и как помочь этим общинам жить единой жизнью и не допустить нового разделения, уже внутри Церкви?

– Я не чувствую, что у нас на приходах есть такое разделение. Там, где прихожане говорят по-русски, служба, естественно, ведется на церковнославянском языке. Священник должен понять, кто у него в приходе, и когда нужно повторить Евангелие или больше служить на английском. Но я бы сказал, что везде должна быть гармония, чтобы никого не обидеть и дать всем возможность помолиться и почувствовать красоту богослужения. Я не вижу разделения, но, опять же, многое зависит от настоятеля и от того, как он ведет приход. Многие американцы любят и уважают славянский язык и как раз посещают славянские службы.

Простые вещи – молитвы, богослужения – помогут сохранить веру

– Какая главная боль, с которой обращаются к вам прихожане, что больше всего волнует и тревожит людей, живущих в русском рассеянии?

– Многие просят помолиться за родственников, которые остались в России или живут в других странах, о воссоединении семьи. Конечно, родители волнуются за детей, хотят дать им хорошее воспитание дома и в школе, чтобы они были примерными людьми, имели профессию и могли создать свою семью. Здесь очень многое зависит от самих родителей, от того, как мама и папа молятся, как общаются между собой, как воспитывают детей. Такие семейные вопросы сейчас ощущаются особенно остро. Молитва и посещение богослужений может помочь решить их и, конечно, спасти наших детей.

Архиепископ РПЦЗ Агапит (Горачек) в паломнической поездке с детьми

Архиепископ РПЦЗ Агапит (Горачек) в паломнической поездке с детьми

– Многих родителей в православных семьях в США волнует пропаганда однополых браков, агрессивная масс-культура. Что вы советуете делать, чтобы уберечь детей от этих веяний?

– Конечно, это все неприятно, но с этим можно бороться и дать нашей молодежи правильное церковное понимание о семье и браке. На службах можно слушать Евангелие и Апостол, а дома, по возможности, всем вместе каждый день читать хотя бы по страничке из Нового Завета. Раньше во многих семья так было принято, почему же не делать этого сейчас?

– Что, как вы видите, людям сейчас важно понять в православной вере, и как вы им это объясняете?

– Самое главное – сохранить веру, понять, что ты – крещеный человек, у тебя есть дар благодати Святого Духа. Но это нужно постоянно умножать и делать элементарные вещи: утром стараться читать если не все утренние молитвы, то хотя бы часть из них. Также и вечером – если не по силам прочитать правило, так выполнить его хоть частично, чтобы день начинался и заканчивался молитвой. Кроме того, важно установить жизненный порядок, что в воскресенье мы посещаем Божественную литургию, и не менять его, начиная неделю с богослужения. Эти очень простые вещи уже во многом помогут сохранить веру, и я уверен, что дальше все пойдет правильным путем.

Крест помогает преодолеть искушения

– Вы служите в Синоде в самом центре Нью-Йорка, который справедливо считается воплощением плотскости, центром финансового мира, где правят совсем другие «боги» и «люди гибнут за металл». И это влияние все больше распространяется на мир. Вы можете поделиться историями о том, как получается сохранить место для Христа в сердце в таких условиях?

– Я могу сказать про себя: нужно просто иметь порядок дня: подъем, молитва, работа, послушание или учеба. Можно постоянно мыслить о Боге, днем тоже кратко помолиться. Именно для этого православные христиане и держат иконы в домах, на службе, в машинах, чтобы, как бы мы ни проводили свой день, у нас была возможность подумать о том, что с нами Бог и святые. Так проходит мой день. Наши прихожане тоже приезжают по будням, чтобы отслужить молебен, или читают духовную литературу.

Епископ Манхэттенский Николай (Ольховский)

Епископ Манхэттенский Николай (Ольховский)

– Быть монахом в миру не просто, а насколько сложно оставаться им на Манхэттене?

– Конечно, есть трудные моменты, но есть и большие радости. Радостно иметь возможность молиться каждый день, общаться с замечательными людьми, которые помогают проводить службы, вести церковную жизнь в епархии. Конечно, бывают и искушения, но это уже личное дело каждого. Я стараюсь как-то перенести это с молитвой и с Божией помощью исправить какие-то ошибки, если они есть. Опять же, с Крестом можно все победить.


С епископом Николаем (Ольховский)
беседовал Дмитрий Злодорев
Вашингтон

    ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Mail.Ru