О ЛЮБВИ…

Свадьба Константина Воротникова и Ксении Рябовой

Свадьба Константина Воротникова и Ксении Рябовой

Уже больше года прошло, как умерла удивительная женщина – паралимпийская чемпионка, художник, журналист и писатель Ксения Рябова.

Ксения прожила счастливую, наполненную жизнь, несмотря на то, что из-за тяжелой формы ДЦП она была прикована к инвалидному креслу, не могла говорить и самостоятельно обслуживать себя. Однако все это не помешало ей быть любимой женой, дважды матерью и многократной чемпионкой по конному спорту среди паралимпийцев. Она рисовала картины, писала романы и статьи, собирала материал для книги про иппотерапию…

Но, что самое главное, – она заряжала людей своим примером. Она учила нас, всех, кто ее знал, никогда не опускать руки, жить и верить. Что бы ни случилось, вставать и идти дальше, и снова верить… Верить изо всех сил.

Я всегда знала, что имею право быть любимой и счастливой, как и любой человек

Помню, я спросила ее: мечтала ли она когда-то о том, что сможет создать семью, родить и самостоятельно выносить двоих детей? Или же все это стало для нее чудом и неожиданностью?

Она написала мне в ответ: «Я всегда чувствовала себя полноценной женщиной и знала, что имею право быть любимой и счастливой, как и любой другой человек».

Так и случилось. Муж Ксении Константин полностью заботился о своей любимой. Кормил, мыл, возил тяжелое инвалидное кресло, часто вел за нее переговоры со спонсорами и журналистами.

Когда я впервые увидела этого худощавого мужчину с прихрамывающей походкой (у Константина также ДЦП), который ловко управлялся с тяжелой инвалидной коляской своей жены, я подумала о том, что, кажется, совсем ничего не знаю об истинной любви.

Спустя год после смерти Ксении я решилась взять интервью у ее мужа – Константина Воротникова. И мы, конечно, поговорили о любви…

Я чувствую ее присутствие

– Костя, ты долго не хотел ни с кем говорить про Ксению… Сейчас прошло уже больше года, готов ли ты сейчас вспомнить со мной о вашей любви?

– После смерти Ксении я весь ушел в работу. Слава Богу, тогда она у меня еще была… Спасибо за это одному человеку. Это была удаленная работа, на компьютере. Я ложился в 3 часа ночи, а вставал в 5. Спать очень долго совсем не мог… – Костя умолкает и смущенно опускает глаза, а затем добавляет совсем тихо: – Я и сейчас не могу спать…

– Из-за чего? Мешают какие-то мысли? – осторожно спрашиваю я.

– Мне сложно еще до сих пор поверить, что ее нет. Как это объяснить тебе… – вижу, что Костя хочет сказать что-то важное, но смущается. – Вряд ли ты мне поверишь…

– Ты можешь сказать мне, я поверю, – пытаюсь подбодрить его я.

– Понимаешь, я чувствую ее присутствие. Как будто она приходит ко мне… Моя Ксюшенька…

Когда люди любят – они одно целое

– Костя, расскажи, а как вы познакомились с Ксенией?

– Да все было как-то просто… в Интернете. Мы играли в одну историческую компьютерную игру. Потом долго переписывались и поняли, что нам очень интересно вместе и нужно встречаться. Тогда я и приехал к ней в Москву из Казахстана.

– Вы сразу поняли, что это любовь?

– Мы сразу поняли, что не можем друг друга потерять. Наверное, так более правильно сказать. Ксения часто мне говорила о том, что боится меня потерять. И я чувствовал то же самое, я тоже очень боялся ее потерять. Но тогда я не мог долго находиться рядом с ней, мне нужно было вернуться в Казахстан, чтобы закончить учебу в университете и получить диплом.

Мы сразу поняли, что не можем друг друга потерять

– Ксения мне рассказывала, что когда увидела тебя, то подумала: «Вот мой рыцарь!» – вспоминаю я с улыбкой.

– Да, мы сошлись на том, что очень любили эпоху рыцарей, увлекались историей. Кстати, знаешь, я ведь нашел у Ксении один незаконченный исторический роман. Мне кажется, что я должен сам его попробовать дописать.

– Я знаю, что вы немного пожили с родителями Ксении, а потом приняли решение снять квартиру и вести самостоятельную жизнь. Ты понимал тогда, какая ответственность ляжет на твои плечи? Что тебе придется полностью взять заботу о Ксении на себя? Мыть ее, кормить, убираться, готовить, возить в кресле на улицу?

– Если честно, я никогда так много об этом думал. Это было абсолютно естественно – заботиться о ней. Все равно что заботиться о себе. Ты понимаешь, когда люди друг друга любят, то они одно целое! Ты же не будешь ставить себе в подвиг, что накормил или помыл себя?

На самом деле, нам часто помогали, волонтеры, соседи… очень много добрых людей, которых Ксения всегда притягивала. И она мне помогала сама. Могла почистить картошку или что-то порезать, если была в спокойном настроении. Когда она нервничала, то, конечно, не могла держать даже ложку.

Слезы – не признак слабости

– Скажи, а что для тебя любовь?

– Любовь, она бывает разная. Бывает такая влюбленность, которая тоже как бы любовь, только на 10–15 процентов, а бывает настоящая любовь, на 100 процентов. По мере того как человека узнаешь, увеличивается процент любви. И постепенно люди становятся как одно целое. Нет человека – как будто руку отняли, ты ничего без него не можешь. Учишься жить заново без руки.

– Скажи, а вы ссорились?

Сильный человек тоже может иногда плакать

– Конечно! – смеется Костя. – Слушай, если тебе какая-то пара скажет, что они так сильно друг друга любят, что никогда не ссорятся, – не верь в это! Либо они тебе что-то недоговаривают, либо они просто равнодушны друг к другу. Конечно, мы ссорились и могли в сердцах наговорить друг другу много неприятных вещей. Бывали сложные периоды и недопонимание. Бывало, что и плакали вместе. Все бывало…

– Ксения плакала? – удивляюсь я. – Мне всегда казалось, что она такая сильная.

– Сильный человек тоже может иногда плакать. Слезы – не признак слабости! – очень серьезно отвечает мне Костя.

Без нее я ничего не могу

– Костя, а вы сразу планировали детей?

– Да. Конечно, мы сразу хотели иметь полноценную семью. С Ксенией и не могло быть иначе. Она очень упрямая, если что-то задумала, то всегда достигала цели. Конечно, не все поддерживали в нас этот настрой. Когда жена забеременела, врачи говорили, что она не сможет выносить ребенка, но и здесь Ксюша настояла на своем.

– Врачи отговаривали вас рожать?

– Нет, не отговаривали с первым, просто предупреждали о сложностях. А вот когда Ксения забеременела второй раз, то тогда да, отговаривали. После рождения стало понятно, что у Яши будут большие проблемы со здоровьем, тогда нам предложили его оставить в роддоме, отказаться.

– Но вы не отказались?

– Нет, конечно, хотя понимали, что будет сложно двум инвалидам взять на себя заботу об еще одном инвалиде. Но здесь нам очень помогла моя мама. Она тут же приехала к нам и забрала Яшу к себе. Сейчас он живет у нее. Когда Ксюша была жива, мы большую часть денег, которую передавали Ксении благотворители и спонсоры, переводили на сына. А сейчас, когда я остался без работы, то денег еле хватает на оплату съемной квартиры.

– А почему ты не поедешь к ним в Казахстан?

– Там я стану только лишним ртом для своей матери. Работы в Казахстане нет, а пенсия мизерная. Надо хотя бы ради сына постараться оформить российское гражданство, тогда и пенсия будет больше, появится больше возможностей устроиться на работу.

– За 10 лет брака ты так и не оформил российское гражданство?

– Да, понимаю, что это глупо. Не думал не о чем таком. Мы просто жили, как дети, не думая ни чем. Только когда Ксении не стало, все эти сложности, неоплаченные счета разом обрушились на меня. Где жить? Чем платить за квартиру? Как зарабатывать деньги в достаточном количестве, чтобы отправлять Яше? И, опять же, всплыл вопрос с гражданством.

– Получается, Ксения, не умея толком говорить, решала все ваши текущие дела?

– Да, она умела красиво писать, сама искала разных спонсоров, писала им, привлекала к себе внимание. А без нее я уже ничего не могу…


С Константином Воротниковым
беседовала Лолита Наранович

    ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Mail.Ru