Великие храмы Европы

-

На Пасху торжественная служба и крестный ход прошли и в Исаакиевском собора Петербурга. Недавно решением региональных властей храм должен быть передан в пользование Русской Православной Церкви. В городе с этим согласились не все. Петербургский избирком зарегистрировал инициативную группу по организации референдума по принадлежности Исаакия. Дискуссия таким образом приобретает затяжной характер.

"Вести недели" поинтересовались, как обстоит дело с самыми великими и знаковыми храмами Европы — Рима, Ватикана, немецкого Кёльна. Общеевропейский опыт таков, что эти великие храмы принадлежат государству, но переданы в пользование той древней структуре, для которой были созданы, — Церкви.

Справедливости ради есть и другой пример использования шедевра мировой архитектуры — это храм Софии в Стамбуле. Как известно, там — музей. Если кого-то вдохновляет такой пример, то так и надо говорить: по модели Софии в Стамбуле.

Каждый день в "сердце Парижа", как называл Нотр-Дам великий Виктор Гюго, звучат звуки органа. Это месса, католическая молитва Господу. Туристы из разных стран и разных вероисповеданий на вопрос, куда они пришли отвечают, не раздумывая: "Это храм. Мы пришли сюда, чтобы увидеть храм".

Собор Парижской Богоматери — собственность государства. Государство несет ответственность за ремонт и состояние, оплачивая реставрацию из своих фондов. Религиозную жизнь храма осуществляет главное объединение католиков страны Конфедерация епископов Франции. Получается, что Нотр-Дам находится в распоряжении служителей Церкви, но формально он им не принадлежит. В этом есть плюсы: Церковь не платит налоги на недвижимость и землю.

Ежегодно храм посещают 14 миллионов человек. Абсолютно бесплатно. Как, кстати, и большинство французских церквей. Платными в Нотр-Дам являются только сокровищница и колокольни.

"Для меня как для истинного парижанина, верующего католика, конечно, это храм, где происходят службы, рукоположения священников. Государство является собственником стен и занимается реставрационными работами. Все, что внутри, принадлежит Церкви", — сказал Бертран Грюненвальд, руководитель хора собора Парижской Богоматери.

За всю историю собор Парижской Богоматери лишь однажды отняли у католиков — 10 ноября 1793 революционеры-якобинцы превратили его в храм разума и отправляли в священных стенах культ Разума и Верховного Существа. Но уже 2 декабря 1804 года Наполеон короновал себя здесь императором всех французов. И хотя короновал он себя сам, церемонию освещал своим присутствием Папа Пий VII. Так храм снова стал храмом и остается им по сей день.

Собор Святого Петра — грандиозная сокровищница шедевров искусства: Рафаэль, Микиланджело, Бернини. Храм открыт ежедневно, а в среду в нем проходит папское богослужение и аудиенция Понтифика. Во время проведения службы храм продолжает действовать и как музей.

Ватикан заинтересован в туристах. Доходы от них составляют значительную часть его бюджета. В музеи Ватикана — а это 54 галереи, где собраны редкие артефакты, — вход платный. А вот попасть в собор Святого Петра можно абсолютно бесплатно — достаточно отстоять очередь. Многие лучшие музеи Италии бесплатные именно потому, что они — действующие храмы.

"Двери храмов открыты всегда и всем, потому что их не воспринимали как музеи. Их воспринимали как литургию, что на греческом означает "общее дело", произведение народа", — отметил кардинал Джанфранко Равази, председатель Папского совета по культуре.

Благодаря этому принципу в Риме можно, например, совершенно бесплатно полюбоваться шестью картинами великого Караваджо, что хранятся в нескольких христианских базиликах. Три шедевра мастера — "Мученичество Святого Матфея", "Призвание апостола Матфея", "Апостол Матфей и ангел" — находятся в храме San Luigi dei Francesi. Радиографический анализ показал, что лик Христа мастер переписывал неоднократно.

То, что доступ к фрескам открытый и бесплатный, — принципиальный вопрос для равного доступа всех к великому наследию. Во многом именно позиция Католической Церкви определила такое важное социальное равенство всех перед искусством.

Отделанный цветным мрамором храм является церковью французской диаспоры в Риме и обязательным местом посещения всеми любителями искусств.

Большая часть храмов — это национальные памятники, реставрацию которых осуществляет государство. Комплексную реставрацию скульптуры Моисея работы Микеланджело в базилике San Pietro in Vincoli государство завершило недавно.

Базилика — символ гармонии Церкви и государства. Периметр с папской гробницей работы Микеланджело принадлежит государству. Граница принадлежности — мраморная черта. Один-единственный шаг — вы оказываетесь на территории Ватикана, то есть Церкви. Государство и Церковь в одних стенах и под одним куполом сосуществуют вместе, друг другу не мешая.

Действительно, церковные службы ничуть не мешают экскурсионной и музейной практике. От туристов требуют лишь соблюдения правил посещения храмов.

"Нужно уважать историю стен. В церкви проходят богослужения, идет духовная жизнь народа. В то же время церковь как камни — это историческое наследие нации. Точкой равновесия между храмом и объектом культуры является уважение к истории", — отметил Паоло Николини, директор музейного комплекса Ватикана.

Такова, например, Сикстинская капелла, рассказывает монсеньер Николини. Священное место, где избираются Понтифики, открыто для публичного посещения. Только каждый час священнослужитель просит посетителей помолится в тишине в течение минуты. Но молится или просто молча любоваться грандиозными фресками, каждый пришедший решает для себя сам.

Кельнский собор, который посещают шесть миллионов человек в год, как до войны, так и сегодня остается собственностью Римско-Католической Церкви. Для посещений Кельнский собор открыт с утра и до вечера. Расположенная в соборе сокровищница имеет музейный статус. Именно поэтому превращение собора в музей лишено всякого смысла.

Долгие столетия Айя София в Стамбуле был самым большим христианским храмом. Сюда приезжали люди со всех концов империи и не только. "Не знаю, на земле мы были или на небе" — так описывали свои ощущения князю Владимиру паломники из Руси. Теперь паломников здесь нет. Только туристы. Вход стоит 40 лир — это примерно 600 рублей — а сам храм открыт только ограниченное время — до середины дня.

Но Айя София уже давно не храм и не мечеть. Гулкое выхолощенное пространство, в центре которого смонтирован пюпитр для светских митингов, выглядит пустынным и бессмысленным нагромождением древностей, которых оторвали от их мистической сути. Впрочем, туристы все равно точно знают, куда они приходят.

В 1967-м Понтифик Павел VI пытался встать здесь на колени и совершить молитву. Ему помешал тогдашний премьер Турции: здесь вам не храм и не мечеть, никаких религиозных церемоний. Тем временем все больше историков называют музейный статус Айя София актом волюнтаризма правительства Ататюрка. А юристы говорят, что он нарушает Конституцию и законы страны, по которым места поклонения не могу служить каким-то иным целям.

Так в турецком обществе Аяй София, скорее, стала яблоком раздора, а не символом примирения. И главный спор сейчас не в том, храм это или мечеть, а в том, что подмена ценностного восприятия уничтожила весь тысячелетний мистический опыт Аяй Софии. И ныне лишенный духовных смыслов, ради которых и возводился, собор мало напоминает о двух великих конфессиях. И храмом Премудрости Божьей — своим историческим именем — сегодня его уже вряд ли кто-нибудь назовет.

Дмитрий Киселёв
Дмитрий Кайстро

Источник: Вести.Ru

Возврат к списку